Guzei.com - сайт о радио

Обсуждай

Чтобы отправить сообщение, авторизуйтесь
через социальную сеть, блог, сайт — или отправьте SMS
Скоро в эфире:

Избранное из набранного

Юрий Чивкин

* * *
Водки штоф ополовиню -
Да плясать пойду!
Стал у жизни вкус полынный -
Видно на беду.
Да Беда меня, быть может,
Боком обойдёт,
Или я её - да рожей
О зеркальный лёд.
Ну а даже если скрутит -
Мне ж не в первый раз;
Я уж этой серой мути
Набрался до глаз.

Водка отдаёт полынью,
И горчит во рту.
Я Беду в мешок, за спину, -
И в леса уйду!
И уж там её, голубу,
Чем-нибудь прибью,
Над её ледащим трупом
Отходняк спою -
Зарастай, Беда, полынью.
Молочай - травой,
Волки пусть морозной синью
Воют над тобой!

Пусть дожди тебя размочат,
Солнце жжёт до дыр, -
Чтоб никто ни днем, ни ночью
Не познал беды...
И, когда вернусь обратно,
Не спрошу вина, -
Безо всякой без отравы
Станет жизнь ясна!..
Да вот боюсь -
Вдруг станет пресной,
Вкусом в лебеду... -
Счастью забываешь цену,
Позабыв беду...

* * *

Эта Женщина, с волосами
Цвета воронова крыла,
Вслед за снами, вслед за мечтами
В мои мысли и жизнь вошла.
Кожа с запахом горькой мяты,
Губы жаркие, в цвет огня;
Не пыталась таить и прятать
Всё, что было в минувших днях, -
Горечь слёз, измотавших душу,
Нелюбви опресневший вкус.
Одиночество сердце сушит,
Если в сердце не ищут муз.
Не манила, не потакала -
Но и гнать не стремилась прочь;
В золотистых глазах скрывала
Дум и мыслей лунную ночь.
Дни пустые, как свечи тают,
Одиночество злей и злей...
Не святоша - грешна бывает,
Но - святая душой своей,
Не сорила в грехе словами,
Без признаний с ума свела
Эта женщина, с волосами
Цвета воронова крыла...

Зазеркалье

Колобродит вода под расколотым льдом,
Разбредаются дни, потерявшие счёт.
Отраженье моё мне помашет "Идём!" -
И меня в Зазеркалье моё увлечёт.

Там расправлена кем-то петля левизны,
Там закончена сверка минут и секунд,
И стекают сюда по каналам сквозным
Те часы, что ещё от меня убегут.

Я иду без оглядки, завидев вдали
Всё, что рад пережить я опять и опять.
Я вина в свой стакан без сомнений долил -
Мне не жаль уходить и во тьме пропадать.

То, что сбудется в срок - не застанет врасплох,
Но забудется, нет ли - пойму не теперь.
Я пробился сквозь ночь и нашёл то стекло,
За которое спрятал заветную дверь.

И в осколках зимы, словно в белой пыли,
Я шагнул в эту дверь, задохнувшись весной.
Я увидел рассвет, и, вина не пролив,
Опрокинул стакан над рекою шальной,

Где под колотым льдом колобродит вода,
Где мне машет, смеясь, отраженье моё,
Где, о прошлом забыв, всё, что будет, отдам
Лишь за то, что в груди моей сердце поёт.

***

Я досчитаю до трёх -
Пусть ночь стекает на Запад.
Я досчитаю до ста -
Игра пошла не на жизнь.
День все детали сотрёт,
Оставив памяти запах;
Эй, ветра звонкая мзда,
В мои карманы ложись!
Тишь незабытых застав
Обманет лишь незнакомых.
Дожди ушли за порог,
До вешней пьяной игры.
Я досчитаю до ста,
Чтоб этот вечер запомнить,
Я досчитаю до трёх,
Чтоб снова память открыть.
Расставив точки - тире
Конверт надолго заклею,
Поститься, - в общем-то, блажь, -
Пусть те, кто верит, - простят. -
Грехи свои растереть,
Поднять рассветы на реях,
А там, была, не была -
Игра на старых костях.
Скривлю в усмешке свой рот -
Гримаса лишь развлеченье;
Всю жизнь в потёмках искать,
Что не терял - это смех.
И вновь считаю до трёх -
Итог подсчётов плачевен.
И вновь считаю до ста -
Чтоб раньше встретить успех.
Ныряет сон под полог,
Боясь открытого взгляда.
Стекает вечер на снег,
Оставив звёздам зенит.
Комочек в горле залёг -
И нежность эту не спрятать,
Лишь в сердце чувствам тесней,
Да в душу бренность сквозит.
Ноктюрн желаний не плох -
Но вписан он наудачу.
Я отыграю с листа,
Чтоб ноты вылились в жизнь.
Я досчитаю до трёх -
И счёт сойдётся в придачу.
Я досчитаю до ста,
Коль смерть пока не спешит...

***

Я нарисую ночь, что бригантиной чёрной,
Тесня на запад день, с востока к нам плывёт.
Я нарисую ночь, с Луною золочёной,
Повисшей, как фонарь, над чёрной бездной вод.
Я нарисую ночь. Она придёт, как милость,
Мою остудит боль, изгнав её из снов.
Душа моя пробить завесу тьмы стремилась.
Шесть непростых ночей пишу я эту ночь.
Я нарисую ночь, где звёзды незнакомы...
Тебя осыплет свет созвездий неземных.
Плеснув вина в стакан, я, в полумраке комнат,
Тебе рисую ночь на полотне стены.
Осветит горизонт далёкая зарница...
Я нарисую ночь. Настанет день седьмой.
Сквозь яркий свет
стихи, мои ночные птицы,
Летят, чтобы тебе вручить рисунок мой.
Я нарисую ночь - и в ней тебя оставлю,
Сместив границы дня, раскрыв любви окно,
И, прошлое укрыв истлевшею вуалью,
Я от себя уйду в написанную ночь.

Мёртвая вода

Проливные снега оставляю за мёртовой водою,
Шестибального штиля прорезав тускнеющий глаз.
И на клипере вымпел лазоревый с перевязью золотою
Развевает заря, что меня за собой позвала.
Обретённые навыки в поисках воли и крова
Переводят удачу в разряд беспробудного сна.
Ночь притянута к небу
звенящею тонкою нитью суровой
И, подобно зиме беспросветной, нейтрально пресна.
Но, когда ветер рвал паруса, обращая их в тучи,
Я сбивал хлопья снов, чтобы утром на рей их поднять;
Просолённые волны на палубу лезли и бились в падучей,
А заря, покраснев, ожидала пришествие дня.
Старых звёзд серебро на распятиях тускло и смято;
Я счищаю налёты с окладов сухой трын-травой.
Неизвестный художник прилюдно объявлен " персоной нон грата " -
Ведь святых выносить - это, в общем-то, нам не впервой.
Пересчитаны рифы - и в них паруса закатали.
Заводной альбатрос по-над штоком рисует круги.
И на картах в квадраты расписаны все неоткрытые дали -
Я до них не дойду, - пусть они ожидают других.
За углом горизонта не виден потерянный вечер.
Я ищу его час, чтобы стрелку поставить на "ноль",
Но спиралью закат, как пружина хронометра, в точку заверчен -
И забыт до утра одинокий, багровый, больной.
Да, прольются снега, промывая живые овраги,
И проснувшийся штиль обернётся тайфуном тугим;
Из ушедших за мёртвую воду вернуться сумеет не всякий -
Но вернётся душа, - так сыграйте ей радости гимн!...
Проливные снега оставляю за мёртовой водою,
Шестибального штиля прорезав тускнеющий глаз.
И на клипере вымпел лазоревый с перевязью золотою
Развевает заря, что меня за собой позвала...

* * *

Я с зеркала ножом содрал лицо своё
И отпечатки пальцев вплавил в камень.
Я новый путь пробил себе сквозь снег и лёд,
Как рыжую морковь, глотая пламя.
Запутаны следы везений и удач -
А путь провалов прям, накатан, гладок -
Но на вопрос - Опять вперёд? - отвечу резким "Да!" -
Хотя за всё "вперёд" давно известна плата.
Привычных шор сорвав с раскрытых глаз броню,
Окинув мельком прожитые вёрсты,
Цедил я, глядя жизни в зубы, как коню -
Не подгоняй! До встречи на погосте! -
Не задержусь в ночи - врываясь в новый день,
И солнца свет вдохнув до боли в сердце,
Я колею торил в живой ещё воде,
Душой остывшей силясь отогреться.
Я подавлял в груди предчувствие вины,
Надежды оживляя свежей кровью.
Из пепла поднимал оброненные сны -
Чтоб к своему сложить их изголовью.
Пусть старая мечта печати зла сорвёт
Со всех моих поступков - и тогда, сквозь пламя,
Увижу в зеркале опять лицо своё -
И под рукой своей - разгладившийся камень...

Терновый куст

Терновый куст, возьми себе мой сон,
Воспоминанья о счастливых днях -
Когда в душе темно, она не терпит яркого огня; -
Терновый куст, возьми себе мой сон.
Возьми себе всю память о былом,
Меня в беспамятстве слепом оставь,
Чтоб позабыл о бедах я, чтобы счастливой стала явь,
Терновый куст,
Возьми себе всю память о былом.
В ветвях своих укрой мечты мои,
Которых слишком много я собрал -
Но я не бог - и новой Евы я не создал из ребра...
Терновый куст, укрой мечты мои!

Терновый куст, я сам приду к тебе,
Когда настанет мой последний час,
Чтоб возвратились напоследок сон и память, и мечта,
В тот час, когда я сам приду к тебе!
Терновый куст, ветвь протяни свою,
Её как руку друга я пожму -
И как младенца отнесу её к погосту своему...
Терновый куст ветвь подари свою!
Терновый куст, возьми себе мой сон...

* * *

Я по белому пеплу пишу бриллиантовым ветром.
Мой автограф не стает под пьяно - жемчужным дождём.
За последней рекою - заросшей, забытой, заветной,
Может быть, я его разгляжу в отраженьи своём.
Под летящими звонами у обветшалых распятий
Сном измятые дни спозаранку отпела гроза.
До рассвета я дожил, - но он оказался лишь пятым,
До седьмого б дожить, чтобы было о чём рассказать.
Отшумели снега, и метели стекли по канавам,
И по лужам Весна пробежала девчонкой босой.
След былого замыт - в этом, все-таки, сны были правы,
Ведь не сыграна ночь в ожидании лучших часов.
Я придвину к себе то, что не было нужно доселе.
Постараюсь понять - что удача, а что не сбылось.
Старый дом позовёт - и отпив от запретного зелья,
Я опять рассмеюсь, - так негаданно станет светло!
Над рекою пройдя, свой автограф в воде прочитаю -
И очистится небо от серого тлена дождя,
В белом пепле алмазом сверкнёт ветрокрылая стая,
Улетая в рассветы - и в новые дали маня.

Сказки Ш. Перро

Окончился бал. Разлетаются эльфы и феи.
Прощаются маги. Последний откланялся тролль.
Бьют полночь куранты. На башнях дворца флаги реют,
И в спальню уходит гостей проводивший король,

Погашены люстры. Чехлами укутана мебель.
Луна освещает на стенах квадраты картин.
И только, глаза устремляя в бездонное небо,
Сидит на крыльце одиноко задумчивый принц.

Он Золушку ждал, - но она не приехала что-то,
А он танцевать так хотел с ней всю ночь напролёт...
Пусть кончился бал, и унёс дирижёр свои ноты,
Но принц ждёт её, хоть и знает - она не придёт.

Она не приехала - и башмачок не потерян...
На замок уснувший подушкой легла тишина...
Но грустно закончиться сказка не может, я верю -
Ведь сказка с таким окончанием нам не нужна!

...И будет ещё один бал и из тыквы карета,
И платье из лунных лучей и шестёрка мышат, -
И Золушки взгляд засияет чарующим светом,
Волшебной красой своей звёзды её одарят!

Он встретит её обязательно, что б не случилось,
Познает любовь он - ведь сказку не сделать иной...
Но вот и за принцем дверь, скрипнув тихонько, закрылась...
И замок затих до утра, озарённый луной...

Осенний ветер

От последнего света
До постылого ветра -
Только шаг по горящей траве,
Если вымоет осень
Зазвеневшую проседь
Из металла ржавеющих вен.
Растянули запястья
В каждодневном распятье -
Но не впитана деревом кровь.
Даже с третьим рассветом
Наша плоть не отпета -
Значит, выпало снова "зеро".
Перетянуты жилы
На подрезанных крыльях
До кровавого блеска в речах,
И разбужен до срока
Дух святого порока
На кресте ледяного меча.
Тонет бренность в бокале
Закипающей стали,
Об идущей зиме не узнав,
Но в растопленном воске
Отражается возглас,
Не остывший от раннего сна.
В пересказанных фразах
Тонет горечь отказа
От проторенных прежде дорог.
Отодвинуты ночи -
Этот век опорочит
Даже то, что заявлено в срок.
Лица полузабыты
На полотнах гранита -
И просыпался тлена песок
На престижные даты,
На помятые латы
И на мёртвые пятна лесов.
Затянулись до хрипа -
Лишь бы в серость не выпасть,
Не начать беспросветный распад;
От отринутых сказов
Отречёмся не сразу,
Если отроду разум щербат.
Под раскатанной сетью
Извивается ветер,
Разрывая о нити бока,
В позаброшенных фортах
Клады в пыль перетёрты -
Обнищал, кто был прежде богат.
Оплетённые тенью
Осыпаются стены
Под напором забытых следов,
Все посты и молитвы
Не напрасно пролиты -
Но ковчег до сих пор не готов.
Заступают раскаты
На заклятую вахту
На мосту грозового дождя,
По отсчитанным бедам
Отходная пропета
И у пепла печаль не отнять.
Настежь выбиты двери -
Но в удачу поверю,
Пусть потери сужают круг,
Ведь из старых заначек
Счёт пока не оплачен,
Заморожен в цифирях сухих.
От последнего света
До постылого ветра -
Только шаг по горящей траве,
Значит, вымоет осень
Зазвеневшую проседь
Из металла ржавеющих вен!

* * *

Отлетающий лист раздвигает сгустившийся воздух,
Под ударами капель иссохшие травы дрожат,
Тучи тянут свой крест, карусель в небе вечер заводит,
Лёд на лужах, с утра, как прозрачная лёг паранджа.
Дождь размыл горизонт, не увидишь, - он был или не был,
Даже если пройдёт, всё равно рассмотреть не дано...
Стынет жидкая слякоть - предтеча грядущего снега.
Ждёт земля, как исхода, под белой периною снов.
Вот ещё один день пролистнула знобящая осень.
Вот ещё один лист от остывших ветвей отлетел.
Я шагаю один. Ни о чём меня ветер не спросит,
Только дверь распахнёт, чуть её не срывая с петель...