Guzei.com - сайт о радио

Обсуждай

Чтобы отправить сообщение, авторизуйтесь
через социальную сеть, блог, сайт — или отправьте SMS
Скоро в эфире:

Комната Сновидений: Сон 1

С.Лемешев

Поздняя весна. Какое прекрасное время года. Тем более, что находишься ты за городом, в лесу, где от одуряющего запаха веселит сердце и пьянит голову; где небо лишь клочьями прорывается сквозь великолепные кроны; где пернатая братия по утрам, в поисках «невест», ухитряется на такие переливы, что невольно вспоминаются индийские витиеватые «раги», с капризно изломанными ритмами и размерами. И вот в этой природной, нетронутой тиши, вдруг - буйство чувств и эмоций - народ празднует День рождения Кузбасс ФМ в одном из домов отдыха. Пора и мне к ним присоединиться, ведь и по мою душу «ухают» супербасы, и по моё тело, столы ломятся от всякой всячины….

Героями этого повествования будут люди многим знакомые. В достоверности всего описанного можно сомневаться, но лучше спросить у непосредственных участников произошедшего, ибо здравствуют они до сего момента, и дай бог им долгих лет. Мы пропустим «прелюдию» и «разработку», обращаясь к финалу, который, как и положено, оказался до предела насыщенным переживаниями и эмоциями….

Было за полночь, когда я решился из «Соснового бора» отправиться домой, в Кемерово. Думал о том, что если повезёт, доберусь на попутках, если же нет, то меня, как любителя пеших прогулок на дальние расстояния, нисколько не пугала участь топать по незнакомой местности. (Романтика мне всегда представлялась лучшим средством от старения и скуки). Ко мне после недолгих раздумий присоединились Катя и Сергей, и, как выяснилось, не зря - адреналина хватило на всех.
Шумно… (насколько можно быть шумными втроём), мы продвигались в сторону главной дороги. Стояла полная луна, и наши возбуждённые чувства никоим образом не реагировали на её зловещее сияние… Мы не знали, что тот, кому было суждено сыграть главную роль в этом эпизоде, уже на предельной скорости приближается к нам.

Помнится, я рассказывал, как однажды на Сахалине, в погранзоне, мне удалось уйти от пограничников. Собака взять мой след не смогла, пущенные на поиски БэТээРы, фактически щекотали мои нервы и бока своими покрышками, но я остался цел и невредим…, когда Сергей воскликнул: «Кто-то едет, давай тормозить»…
«Тойота» вихрем пролетела мимо, и я уже смаковал завершение своего рассказа, как вдруг визг тормозов оторвал меня от размышлений. «Тойота» дала задний ход, и легко попрощавшись с прошлым, я поддался всеобщему возбуждению. «Всё складывается как нельзя лучше, - подумал я, - через час буду дома».

За рулём сидели два лица «кавказской национальности», он и она. Он не взял с нас денег, сказав что-то про мелочи, и машина тронулась… нет, скорее рванулась с места. Мимо полетели темные пропасти леса, волнующие душу любого мистически настроенного человека. В открытые окна ворвался ветер. Мне сразу вспомнился «Тёщин язык», большой отрезок дороги, сплошной поворот среди сопок на Сахалине, по бокам которого пропасти без дна. Какое то жутковатое состояние наваливается, когда медленно проезжаешь это место. В машине смолкают голоса, навстречу так же тихо тянуться автомобили, и абсолютно нет никакого желания попытаться заглянуть в разверзшееся пространство под тобой. Кажется, что пропасть втягивает, вдыхает тебя. И когда между сопок начинает метаться ветер, кажется, что дунь он посильнее, тебя снесёт с трассы и тогда прощай… Но на этом аналогии кончались, и воспоминания улетучились так же быстро как и появились.

Машина летела в темноту ночи, разрезаемую светом фар, и о лобовое стекло то и дело разбивались какие то насекомые. Разгорячённые вечерними возлияниями, но пьяные скорее от счастья, мы, почувствовав скорость, слегка вышли из под контроля.

«Плачу за скорость и музыку…», «Брат, чего то медленно едем…», «Давай по встречной…», «Добавь - ка газу…» выкрикивали мы наперебой, а Катя в это время, как вечерняя звезда блистала афоризмами. Наши шутки-прибаутки, к сожалению, не остались незамеченными водителем.

– Медленно? - спросил он с сильным акцентом, и стрелка спидометра быстро поползла вправо.

Мы не успели испугаться, как машину уже мотало из стороны в сторону. На кочках нас подкидывало так, буд-то мы не в автомобиле, а на ретивом скакуне. Мы мчались то по правой, то по левой стороне дороги. Насекомые стали чаще плющиться о стекло. Сердце начало набирать обороты. Нарастало беспокойство. Не знаю, какие мысли появились в это время в голове Сергея и Кати, явно неприятные, но я подумал, что если сейчас из темноты вынырнет какой нибудь транспорт, от нас останется большая лепёшка.

«Да не так быстро, шеф…», «Стой…», «Тормози…», «Давай помедленней….».

– Помедленней? - переспросил водитель, и «дал» по тормозам.

Именно «дал», потому что «Тойота» вскинула и заюлила задом по дороге, а ночную тишину разрезали словно вдоль и поперёк визг и стоны страдающего животного. Скинув скорость, примерно километров на 120 в час, машина медленно потащилась вперёд.

«Да нет, мы так до дому не доберёмся…», «Это уж совсем медленно…», «Давай побыстрее….».


– Побыстрее? – вновь переспросил водитель, и притопил педаль газа.

Мы снова помчались, только на этот раз, мне показалось, ещё быстрее. В мою голову полезли мысли о ненормальности происходящего, а вдруг за рулём какой нибудь «дурик» из психушки, ухлопает нас почём зря, в день рождения Кузбасс FM. Водитель методично вёл машину по встречной полосе, не сбрасывая скорости на поворотах, так что это чудо 20 века начинало стонать, переваливаясь с бока на бок, ощущение было такое, что она развалится на части от напряжения, и при этом водитель то ли говорил, то ли напевал что-то. Я пощупал сердце. Оно вырывалось из груди, бешено отстукивая, возможно последние минуты.

«Да не так быстро…», «Не надо по встречной…», «Тормози…».

– Тормозить? – по обыкновению переспросил водитель и снова «дал» по тормозам.

Мы уткнулись носами в затылки азиатов. «Тойота» замерла поперёк дороги. На секунды три воцарилась мёртвая тишина. Мне показалось, что слышно как бьются сердца в груди Кати и Сергея, и что машина, как возбуждённая кобыла, переминается с колеса на колесо.

«Да не надо останавливаться…», «Поехали…», «Только не так быстро…».

– Поехали? –всё тем же тоном отреагировал водитель и «Тойота», резво взвизгнув, понесла нас дальше в неизвестное.
Интересно, что всё это время, мы что то все вместе наперебой говорили то водителю, то девушке, сидящей рядом с ним. Стоял просто невообразимый гам. Испуганные и перебивающие друг друга голоса перемешивались с рёвом мотора и визгом покрышек, музыка из магнитофона добавляла хаоса. Наконец, среди всеобщего шума я взмолился: «Девушка, ну хоть вы то скажите водителю, что мы от него хотим».

«Я вас сама не понимаю, - с сильным акцентом ответила она. Мне удалось поймать её взгляд, и я понял, что это может быть последняя ночь в моей жизни. Нет, в них не было страха, но было что то поглощающее…. «Умираем вместе, - пронеслось в моей голове». И я схватился за ручку двери, как буд то в этом заключалось моё спасение. Нас несло и заносило, и дорога казалась до того узкой, что возьми шофёр чуть вправо или влево, нас неминуемо расшибёт вдребезги в придорожном овраге.

Перед очередным поворотом в 90 градусов, водитель снова «дал» по тормозам, машина взвизгнула взбаломошной барышней, задрожала, и нас понесло в кювет. В единый крик слились голоса… «Выбрасываться, - было моей единственной мыслью на тот момент, что я и попытался сделать, рванув за ручку двери. Но дверь не открылась, а часть ручки осталась у меня в руке. Водителю, каким то немыслимым образом удалось вывернуться, не врезаться и не перевернуться. Машина замерла, накренившись в кювете. Стало тихо…
Совсем рядом, из двухэтажного особняка доносились звуки азиатской музыки, раздавались весёлые голоса мужчин и женщин. По всему было видно, что праздник был в полном разгаре.

– Приехали, - констатировал водитель.

Мы выбрались испуганно-возбуждённые из машины. Радостные, от того, что остались живы, благодарили его за доставленное удовольствие. И на его приглашения присоединиться к их компании, так же радостно отвечали отказом. Нам всё ещё хотелось жить.

Когда я, более менее, пришёл в себя, то обнаружил в руке отломанный фрагмент ручки, которой опускается стекло. В сумотахе, я схватился не за тот предмет, чем, возможно, сохранил себе здоровье…
Майская ночь была прекрасна. Ароматы весны были отличным дополнением к счастливому исходу нашего короткого, но такого яркого путешествия. Успокоившееся сердце пело песнь жизни, и вера в то, что мы ещё поживём, крепла с каждой последующей минутой. Вполне возможно, с точки зрения Сергея и Кати, происходящее виделось иначе, я же всего лишь попытался описать, как этот случай остался в моей памяти.

Я не помню, каким образом мы добрались до Кемерова: то ли пешком, то ли нас кто то подвёз. Видимо, потрясение было настолько огромным от произошедшего, что ощущение счастья жизни затмило всё остальное.

Это одна из историй, в цепи случайностей, которые становятся жизнью или смертью, радостью или болью; становятся частью тебя, когда ты их проживаешь. Но при ближайшем рассмотрении, можно заметить предопределённость любой ситуации, её запрограмированность. Были некоторые странности, - теперь, после анализа, закономерности - и в описываемом случае, ещё до того, как мы втроём пустились в дорогу. Но эти знаки судьбы каждый должен хранить для себя, ибо у каждого они свои и не дОлжно раскрывать язык, на котором силы, складывающие судьбу, общаются с тобой,
ибо открывший тайну, предоставляется самому себе…

До встречи в Комнате Сновидений.