Guzei.com - сайт о радио

Обсуждай

Чтобы отправить сообщение, авторизуйтесь
через социальную сеть, блог, сайт — или отправьте SMS
Скоро в эфире:

ДиДюЛя: Мне давно интересны эмоции

20.02.2006 г.

Александр Винокуров: Всем доброго дня. Пятнадцать часов двадцать две минуты в Кузбассе. В студии место занял Александр Винокуров. У нас в гостях гитарист-виртуоз, композитор-экспериментатор, аранжировщик – Дидюля. Здравствуйте.

Дидюля: Здравствуйте, уважаемые друзья.

А.В.: Сегодня у Дидюли концерт. Но вы же не один будете играть? С вами приехали и музыканты.

Д.: Я приехал со всей своей большой командой. Нас приехало 10 человек – мои замечательные музыканты, танцоры, художники по свету, звукорежиссёры – все-все-все. Всё то, что мы играем, вся та программа, которая нами играется в любом городе, сегодня нами привезена в Кемерово, и мы с радостью и волнующим трепетом в предвкушении концерта. Это яркое, интересное, зажигательное инструментальное шоу.

А.В.: А вас можно назвать группой?

Д.: Вообще, Дидюля – это древняя белорусская фамилия, которая плавно стала псевдонимом, потом стала называться так команда и группа, которая со мной стала играть, потом наши пластинки стали называться. Я уже думаю, что образовался некий брэнд инструментальной музыки. Определённое направление, определённый язык мы нашли свой, режиссуру, саунд, набор инструментов, свой стиль. И теперь под таким названием ездим, выступаем, гастролируем, записываем музыку и сегодня мы в Кемерово.

А.В.: Я предлагаю продолжить наше общение уже под музыку с относительной новой пластинки.

Д.: Пластинка называется «Легенда». Всю мы не переслушаем, одиннадцать треков на пластинке, но вот вторую композицию мне хочется сейчас послушать. Хотя бы половину этого произведения.

(звучит музыка)

А.В.: Напомню, у нас сейчас в студии в прямом эфире находится гитарист-виртуоз Дидюля, концерт коллектива которого состоится сегодня вечером. 58-22-23 – номер нашего эфирного телефона, а код города Кемерово – 384-2. Можете задавать свои вопросы. Мне композицией навеяло следующий вопрос. Где вы находите такие интересные голоса, экзотические инструменты?

Д.: Создавая музыку, создавая аранжировку, реализуя идею, всегда прибегаешь к помощи разных людей, разных музыкантов. Это, конечно же, поиск постоянный. Сначала, конечно же, у меня в голове рождается музыкальная идея, прежде всего, мелодическая. Хочется сделать простую, интересную, ясную мелодию. Как музыканту, композитору, прежде всего, хочется найти интересную мелодию. И если я чувствую, что к этой мелодии ещё нужно что-то ритмическое, может быть какой-то вокализ, какой-то интересный звук. Начинается более плотная работа над аранжировкой. Иногда удаётся найти точно, стопроцентно. И тогда композиция живёт свой яркой, интересной жизнью, и получается хороший образ музыкальный. Иногда этого не удаётся делать. Если не удаётся, то я это чувствую, и я "кладу на полку" данную музыкальную композицию, и она ждёт своего счастливого часа.

А.В.: У нас есть телефонный звонок. Здравствуйте.

Слушатель: Меня зовут Дмитрий, я из Новокузнецка. Я хотел бы сказать, что мен нравятся все композиции, а планируется ли четвёртый альбом?

Д.: Да. Планируется четвёртый альбом. Он, в принципе, записан. Сейчас ведутся плотные переговоры с рекорд-компаниями. И я думаю, что в ближайший месяц-два мы выпустим новую пластинку. Она будет сильно отличаться от того, что мы делали до этого. Это маленький сюрприз нашим поклонникам, людям, которые следят за нашим творчеством с 2000 года. Именно с этого времени стали регулярно выходить наши альбомы. В любом случае ждите. Это будет интересный, яркий сюрприз.

Слушатель: А вы планируете гастроли в Новокузнецке?

Д.: Да. Мы уже были один раз в Новокузнецке, но мы приедем ещё. У нас большой, обширный тур. Он будет длиться, я думаю, года полтора. Он охватывает не только Россию и страны СНГ, но и Европу. Ведутся переговоры с Японией, Соединёнными Штатами. География обширна, работаем очень много. Сегодня заехали в Кемерово. Мы выступаем, выступаем и выступаем – это главный наш приоритет, то есть живая концертная работа, яркое шоу, зажигательная смесь разной инструментальной музыки – от камерных настроений, до очень безумных современных танцевальных веяний. Этим мы живём, от этого мы получаем безумный кайф, удовольствие.

Слушатель: Большое вам спасибо за ваше творчество.

Д.: Спасибо вам.

А.В.: Номер эфирного телефона 58-22-23. Код города Кемерово – 384-2. Звоните. У вас уже вышел DVD с концертным выступлением или нет?

Д.: Нет ещё. Он подготовлен к выпуску. Это будет очень интересная, яркая работа – большой наш сольный концерт в Концертном зале «Россия» в Москве, с потрясающим звуком в Dolby-surround на пять каналов. Пластинка ждёт своего выхода. Я думаю, что то же через два-три месяца, она увидит свет.

А.В.: У вас готовится четвёртая пластинка, но ведь концертных выступлений больше. Вы не думали издавать концертный выступления?

Д.: В любом случае, мы снимаем концерты. Но съёмка концерта довольно сложная техническая и творческая работа: надо привлекать хорошую команду, много камер ставить, писать многоканальный звук. Так что много концертов не запишешь. Я очень серьёзно отношусь к концертной работе и, конечно же, крупнейшие, эпохальные вои концерты мы снимаем и записываем. Снят концерт в БКЗ «Октябрьский» в Санкт-Петербурге, где мы играли на пять тысяч зрителей. Снят наш концерт во «Дворце республики» в Минске, там тоже пять с половиной тысяч зрителей присутствовало. Снят наш концерт в Концертном зале «Россия» в Москве. Крупнейшие площадки, знаковые для нас залы, города, интересные программы, конечно, записываются и снимаются. Всё на DVD не выпустишь. В любом случае, некий архив наших самых ярких концертных выступлений мы создаём. Я думаю, рано или поздно мы с ними познакомим слушателей.

А.В.: Давайте ещё одну композицию послушаем и продолжим наш разговор.

(звучит музыка)

А.В.: Эта композиция называется «Голос сфер» с альбома «Легенда». Мне она напомнила инструментальные оркестровые вещи, которые можно было слышать 15-20 лет назад. Она такая вся красивая, воздушная, с "девчачьими" мелодиями. В своё время инструментальная музыка была популярна. Потом наступил момент, когда её, практически, не стало.

Д.: Инструментальная музыка была всегда. Она всегда развивалась. Может быть, не настолько активно и явно, насколько хотелось. Сейчас время, может быть, не самое удачное, но нужно много работать и делать своё любимое дело так, как ты считаешь нужным и не оглядываться на то, популярна эта музыка или не популярна. Я этим занимаюсь всю жизнь. Всю жизнь с инструментом, всю жизнь с гитарой, со студийными своими экспериментами, Я постоянно в студии что-то делаю, с чем-то экспериментирую, что-то пробую. И, в общем-то, достаточно счастливо и самодостаточно себя ощущаю. И хорошо, что находится зритель и слушатель. В России этот жанр развивается – есть много хороших музыкантов. Может быть, они на первый взгляд не видны, но они есть. В любом случае, жанр развивается и гитара развивается. И хочется каким-то образом этот процесс ускорить, и мы как можем, это делаем. По крайней мере, выступаем и получаем от этого удовольствие. Я думаю, что большое будущее за гитарной инструментальной музыкой. Этот инструмент молодой. В России очень много талантливых людей. Просто этим надо заниматься плотно, сильно, с утроенной энергией, чем каким-либо другим жанром.

А.В.: Заниматься на уровне государства или заниматься, в смысле, репетировать.

Д.: Я думаю, что на уровне государства не получится. Государству не до этого. Надо людям, которые этим больны, которые это любят, которые без этого не могут жить нужно объединяться. И просто играть. Делать красивую музыку. Искать своего слушателя, находить зрителя. Если кому-то нужна более широкая аудитория, то нужно объединять ещё и финансовые усилия, подключать организаторские способности. Это нужно чтобы записать пластинку, организовать концерт, сделать некое движение, а не сидеть на кухне с инструментом и для себя играть. Это большая работа и подключать надо большое количество разных людей. Нужна хорошая команда профессионалов и специалистов, которая в этом деле не помешает. У меня такая команда есть. Я всегда мечтал иметь хорошую, интересную команду музыкантов, менеджеров, юристов, бухгалтеров, которые бы занимались этим. Слава богу, у меня всё это есть. И на рынке инструментальной музыки, без ложной скромности скажу, что мы на сегодняшний день одни из самых успешных музыкантов. Наши гастрольные графики расписаны на год вперёд, пластинки наши востребованы, есть свой зритель и мы счастливы от этого. Но ещё раз скажу, что за этим стоит большой ежедневный, многочасовой труд на протяжении многих-многих лет.

А.В.: А кто у нас есть-то ещё на рынке? Я вот и не припомню.

Д.: Есть. Если говорим про инструментальную музыку, то я хочу назвать Игоря Бутмана. Он замечательный саксофонист, прекрасный организатор джазовых фестивалей, имеет прекрасную программу, имеет замечательный биг-бэнд. Может быть, среди гитаристов я не смогу назвать кого-то, кто широко известен, но есть потрясающие музыканты, которые уникальны по своему творчеству. Я горжусь, что живу в одно время с таким замечательным гитаристом, как Иван Смирнов. Я его очень люблю и ценю. Посещаю, по возможности, его концерты. Слежу давно за его творчеством и считаю его одним из ярчайших музыкантов современности. Есть интересные люди, есть интересные концерты. Они не очень известны, но если вы спросите моих гитаристом, моих инструменталистов, то они назовут полтора-два десятка разных имён, по крайней мере, мировой сцены. И кого-то обязательно назовут из отечественных исполнителей. Есть масса музыкантов классического направления, есть масса музыкантов, которые играют блюз, есть рок-музыканты, которые тоже занимаются инструментальным жанром. Но, к сожалению, пока в нашей стране это не представлено так широко, чтобы можно было взять и выбрать пластинку в магазине наряду с другими пластинками, чтобы можно было прийти на концерт наряду с другими концертами. Это довольно сложная и кропотливая работа по популяризации данного направления. Нам это в какой-то степени удалось. Хотя проблем много – воз и целая тележка. Всегда есть куда двигаться и ад чем работать. Но мы работаем, мы любим своё дело. Мы нашли свой стиль, своё музыкальное направление, свою режиссуру в концерте, свой подход. Я собрал лучших музыкантов страны, и у нас появилось ярчайшее, интересное, живое представление, которое на протяжении двух часов держит слушателя. В музыке, в нашем концерте, по крайней мере, не звучит ни одного слова. Выходят музыканты и начинают играть. Начинается феерия звука, тембра, света, костюма, эмоций – к этому мы шли очень много лет, и нашли ключик общения со зрителем, со слушателем. Этот язык, по-моему, уникален. Вот и всё. Ищите, друзья себя, развивайте, открывайте. Это касается любого направления, любого жанра. Главное быть свободным и интересным самому себе.

А.В.: А у вас не возникало желание сделать шоу на Красной площади или Воробьёвых горах, как Жан-Мишель Жарр, например?

Д.: Такие мысли есть. Это сложно, но это интересно. По крайней мере, не на открытой площадке, у меня есть такая идея сделать, а в хорошем, большом концертном зале или в спорткомплексе, с привлечением очень интересных световых решений, оформлением сцены, с определёнными декорациями. Уже есть выстроенная определённая концепция. Всему своё время. Мы к этому идём. Рано или поздно представим слушателю видение гитарного звука, красивой мелодии именно в масштабном представлении.

А.В.: Мы продолжим через несколько минут. Реклама на радио Кузбасс FM.

(рекламный блок и музыкальный фрагмент)

А.В.: Напоминаю, что у нас в гостях сегодня гитарист-виртуоз, композитор, аранжировщик Дидюля. Мы, в основном о музыке ведём разговор. И в этой связи хочется узнать, что чувствует композитор, музыкант, когда стоит перед выбором: написать (сыграть) простую, понятную большинству музыку или же непростую, чтобы тебя не обвинили в "попсововсти", в самом худшем смысле этого слова.

Д.: Мне доводилось участвовать много раз в подобных спорах. И, в принципе, чтобы предупредить такие споры, то на концертах я всегда играю пару абсолютно безумных вещей, которые любого критика ставят на место, и он тихо молчит и, как правило, больше не возникает. В своём творчестве мы создаём предельно простую музыку, но существует категория слушателя, для которого скорость пассажей, сложность идеи, сложность формы важнее, чем сама по себе музыка и мелодия. И чтобы отмести все споры, мы играем буквально две-три очень яркие, неоднозначные композиции, в которых безумно серьёзная гитарная техника, очень непростые гармонии, потрясающе сложная полиритмия (на ломаных ритмах всё построено) – всё построено на очень сложном музыкальном языке. Это сделано специально, я специально ввёл в концерт такую музыку, чтобы немного и переключить слушателя, перевести в другое измерение, но сам я лично предпочитаю предельно простой музыкальный язык. Для меня сыграть три ноты, но сыграть их ярко, интересно, чувственно гораздо важнее, чем сыграть гигантское количество сложнейших пассажей по ритмике, по мелодике. Так получилось, что я это уже всё переиграл, и мне это стало скучным. Стала скучной сама по себе техника и музыка, как техническое средство самовыражения. Это стало не интересно уже лет в двадцать. Я понял, что три звука могут быть сильнее и мощнее по эмоциональному восприятию, чем сложнейшее философское музыкальное полотно, над которым потеешь долгое время. В конечном итоге, ты его слушаешь и говоришь: «Ну, и что? Да, здесь есть всё – здесь есть феноменальная виртуозная техника, здесь потрясающе сложная гармония, удивительный, непонятный ритм. Но где идея?». А идеи нет. Есть техника. А мне это уже давным-давно не интересно. Мне давно интересны эмоции. Эмоции, как оказалось, можно передать самыми простыми аккордами, гениально простыми мелодиями, звуками, может быть, какими-то очень заезженными квадратами, с точки зрения музыканта-профессионала, но как раз вот в этом и кроется тайна музыки. Я понял, что на правильном пути нахожусь, потому что появилась многочисленная аудитория, аудитория думающая, умная, тонкая. Можно сказать, что это инструментальная поп-музыка, а оказывается, что это просто инструментальная и, на мой взгляд, просто хорошая музыка, которая ни коим образом не связана с логикой. Никому ничего не нужно доказывать, всё давным-давно уже доказано. Не надо ни перед кем отчитываться, не надо ни о чём думать – ты просто паришь себе, получаешь абсолютный кайф для себя – ты просто работаешь. И в этом оказалась истина. Я эту истину, как мне кажется, нашёл. С этой истиной я езжу по городам и весям, собираю полные залы. Я понимаю, что людям нужны эмоции от музыки. Им в музыке нужна жизнь, им в музыке нужен трепет, им в музыке нужна слеза. Им в музыке не нужна гармония, им в музыке не нужен ритм – им в музыке нужна только чувственная, эмоциональная сторона любого звука. То есть мне удалось откинуть эти мысли, которые мешают любому музыканту творить. И, прежде всего, нужно было откинуть мысли и том, что подумают обо мне коллеги-музыканты, мои преподаватели, что подумают музыкальные критики. Вот как только такие мысли появляются, то сразу перестаёшь быть музыкантом как таковым. Ты просто становишься машиной по воспроизводству музыки – эмоции пропадают, чувства испаряются, и от твоего творчества остаётся только "пшик". Мне кажется, что мне удалось от всего этого избавится, и я просто занимаюсь музыкой. И как мне кажется, по большому счёту, музыкой с большой буквы. И хочу ощущение детскости, непосредственности и наивности, которая, как бы, присутствует, по крайней мере, в моём творчестве, чтобы он меня не покидало. Вот такой у меня монолог получился. Может быть, сам себе повторил прописные мысли, к которым пришёл достаточно давно. С этими мыслями, с этой музыкальной идеей, с этим, в общем-то, добрым посылом, и я выхожу на сцену или сажусь в студию. Вот об этом я и хотел сказать в своей речи.

А.В.: Спасибо большое. Напомню, что убедиться в вышесказанном можно будет на концерте Дидюли. А концерт состоится сегодня вечером в областной филармонии.

Д.: Спасибо вам.

А.В.: До новых встреч. Через две минуты выпуск новостей на радио Кузбасс FM.