Guzei.com - сайт о радио

Обсуждай

Чтобы отправить сообщение, авторизуйтесь
через социальную сеть, блог, сайт — или отправьте SMS
Скоро в эфире:

Хор Турецкого: Мы работаем полностью на контрасте

16.10.2007 г.

А.Винокуров : Всем добрый день. 16 часов и 7 минут в Кузбассе. В студии Александр Винокуров. Сегодня в течении дня мы анонсировали приезд прекрасного коллектива, имя которому «Хор Турецкого». Сейчас у нас в студии Евгений Кульмис – концертный директор. Здравствуйте.

Е.Кульмис : Добрый день.

А.Винокуров : И Михаил Кузнецов – заслуженный артист России. Здравствуйте.

М.Кузнецов : Здравствуйте.

А.В. : В 2005 году у нас, здесь в студии, сидел Михаил Турецкий и хвалил свой коллектив, хвалился редкими голосами в хоре. А сегодня у нас в гостях исполнитель с самым низким голосом – бас профундо – Евгений Кульмис и исполнитель с самым высоким голосом – тенор альтино – Михаил Кузнецов. Мы работаем в прямом эфире. Телефон прямого эфира 58-22-23. Код города 384-2. Я открою секрет: сегодня в течение дня мы собирали вопросы от наших радиослушателей. И поэтому у нас есть некоторое количество звонков в записи. Первое, о чём я хочу спросить, так это о программе. Потому как это совершенно новая программа по сравнению с той, что была два года назад в нашей филармонии.

Е.К. : Совершенно верно.

А.В. : Что это за программа?

Е.К. : Программа абсолютно новая. Практически она не повторяется и не пересекается с программой «Рождённые петь» двухлетней давности. Все песни о любви. Причём о любви в разных ипостасях: к Родине, к женщине, к жизни, к деньгам. Интересная новая программа. Красиво сделанная: красивые декорации, красивый свет.

М.К. : Приходите.

А.В. : Элементы шоу каковы?

Е.К. : Элементы шоу – это технология: проекция, красивый свет, постановка, хореографические элементы, элементы сценографии, красивый свет. Все довольны.

А.В. : Я в одном интервью Михаила Турецкого прочитал, что женщины без ума от тенора-альтино, потому что этот тембр напоминает плач ребёнка, а также женщины без ума от баса, потому что этот тембр заставляет всё внутри вибрировать. И вот, программа «Аллилуйя любви». Психологический подтекст не заметить нельзя.

Е.К. : Безусловно, наша основная аудитория – это женщины. Но программа адресована всем. Всем, кому нравится творчество нашего коллектива.

А.В. : Давайте послушаем телефонный звонок от Веры Ивановны.

Вера Ивановна : Как вам удаётся сохранить русский язык, русскую музыку и стихи в нашем неспокойном времени, когда всё заполонили «фабрики звёзд»? Вот мой вопрос.

Е.К. : Мы поём не только на русском языке, мы поём на многих языках. Но даже произведения иноязычные мы стараемся озвучить и по-русски. Мы переводим часть текстов, чтобы люди понимали, о чём речь. И считаем, что это правильно. Произведение на русском или на итальянском языке должно быть доступно слушателю. Поэтому делаем такой вот приём – это стилевая черта нашего коллектива. А что касается русской музыки и русской традиции, то, я думаю, что советская школа музыкальная, в которой мы все очень долгое время находились, она отличная совершенная школа.

М.К. : И потом, мы всё-таки носители русской культуры. И нам, как никому другому, сам Бог велел по-русски петь, по-русски разговаривать и на русскую душу ориентироваться.

Е.К. : Совершенно верно.

А.В. : Почему среди всех не очень качественно звучащих исполнителей, коллективов, которые популярны, удаётся собирать большую аудиторию? Ваше же искусство, с одной стороны, элитарное, а с другой – шоу-бизнес.

М.К. : Совершенно верно. В какой-то момент мы осознали, что работаем на контрасте. Полностью на контрасте. Современный шоу-бизнес по своей природе, неважно какой, наш или зарубежный, однотипный. Прежде всего, это вложение денег, от этого никуда не уйти, это всё стереотипы. А мы без этого обходимся. У нас иной принцип – минимальные вложения, максимальный выхлоп.

А.В. : Как минимальное вложение, если в постановке задействованы сценографы, режиссёры?

Е.К. : Это, безусловно, так. Но Михаил имел в виду музыкальную сторону вопроса. Мы много и долго учились мастерству пения. Мы можем спеть оперный фрагмент, и в то же время можем спеть джазовую композицию. Видимо, это и завораживает людей. Вот в этом весь феномен «Хора Турецкого». Любой человек из зала может найти что-то и для себя. Может быть, он не любит оперу, но, как говорит маэстро, он подождёт и позже услышит «Мурку». И наоборот.

М.К. : Я добавлю, что и без микрофонов отработаем и без фонограммы – и живьём, и а капелла, у нас два замечательных музыканта – гитарист и клавишник. На контрасте всё замечательно прозвучит, всё замечательно будет выглядеть.

А.В. : Ваш, можно сказать, фирменный стиль – это когда во вполне конкретную песню с вполне конкретной мелодией вплетаются мелодии из других стилей.

Е.К. : Цитаты. Ничего страшного. Это очень хорошо. Мы это любим.

М.К. : Вы знаете, без юмора мы бы не прожили. Мы бы не дожили до сегодняшнего дня. Юмор – это то, что нам помогает существовать людям как артистам, как музыкантам. Только всё на этом и держится.

А.В. : А как проходит процесс аранжировки песен?

М.К. : Поверьте, ни одна аранжировка не была стопроцентно исполнена. Всегда это полуфабрикат, который доводится. Подчас бывает, что на это уходит год.

А.В. : Давайте послушаем ещё один вопрос. Это Галина Петровна.

Галина Петровна : Прежде чем задать вопрос, я хотела бы сказать, что когда я слушаю «Хор Турецкого», то у меня состояние душевного полёта. Я услышала сегодня, что они могут петь, не пользуясь микрофонами – это просто чудо. Великолепно! Это так редко сейчас. Да Бог вам здоровья, творческого процветания. А спросить я хотела вот что – делаете ли вы благотворительные концерты. Если да, то спасибо вам за чуткость, душевность, внимание к чужим страданиям.

Е.К. : Да, Галина Петровна, мы даём благотворительные концерты. Помимо каких-то частных случаев, когда мы помогаем детским домам, у нас в марте месяце этого года был большой концерт в Кремле, который назывался «Спешите творить добро». Туда были приглашены дети из неблагополучных семей, детских домов, из приютов.

А.В. : Как они реагировали?

Е.К. : Очень были довольны. Был эфир по ТВЦ.

М.К. : А к 9 мая мы давали концерт для ветеранов.

А.В. : То есть, у вас нет вполне конкретной целевой аудитории, например, только взрослые люди со знанием советской песни.

Е.К. : Мы так думали. Мы думали, что ориентированы на какой-то сегмент – возрастной. Оказалось, что нет. Оказалось, что и тинейджеры хорошо реагируют. Им нравится. И на сайт пишут. Есть и по15 лет, и по 17 лет.

А.В. : Надежда Петровна из Новокузнецка нам звонит. Здравствуйте.

Надежда Петровна : Здравствуйте. Удивляет и в тоже время радует, что ваш коллектив не мелькает на страницах жёлтых изданий, это говорит о том, что ваш коллектив сплочён и успешен и не нуждается в подобной рекламе. А вопрос такой, к какой вероисповедания относится ваш коллектив и помогает ли вам это в жизни.

М.К. : Вызнаете, без Бога жить вообще никогда не следует. В особенности в наше трудное время. Каждый из нас ходит под Богом. Каждый в меру своей общей культуры верует или не верует. Это его личное дело. Мы, прежде всего, верим в себя, верим в нашу страну. И это самая главная религия проходит путеводной нитью через всё наше творчество.

А.В. : Без этого всё равно никак. Вы суеверны?

Е.К. : Все артисты так или иначе суеверны.

А.В. : А почему? Ведь говорят, что, как только начинаешь об этом думать, то обязательно сбывается.

М.К. : Да, программируешь.

А.В. : Вот именно, программируешь.

М.К. : Мы, может быть, и были когда-то суеверными, но сейчас разучились. Возьмём прошлый календарный год: мы совершили 99 перелётов и после этого перестаёшь быть суеверным. К этому привыкаешь. И у нас на суеверия нет времени, у нас на это нет сил. Мы не настолько богаты, чтобы быть суеверными.

А.В. : Ещё один телефонный звонок. Это Ольга звонит.

Ольга : Здравствуйте. Правильная музыка помогает человеку расслабиться и успокаивает нервы. Через это приходит умственный мир и покой. Как, по вашему мнению, является ли камерная музыка правильная, и какое воздействие оказывает на человека камерное пение. И второй вопрос, существует мнение, что не только доставляет человеку удовольствие и привести в порядок организм без помощи лекарств. Согласны ли вы с этим утверждением, и есть ли подтверждение вышесказанного в вашем коллективе?

Е.К. : Да, есть такое мнение, что заболевания, связанные с дыхательными путями, правильное пение лечит. Во всяком случае, быстрее происходит выздоровление. Мы тоже замечали, что если в больном состоянии поёшь, то лучше начинаешь себя чувствовать.

М.К. : Терапевтический эффект налицо.

Е.К. : Что касается первого вопроса, то каждый выбирает для себя сам. Кто-то любит камерную музыку, кто-то симфоническую или струнную, кто-то любит оперу или соло арфы. И именно это доставляет ему удовольствие.

М.К. : Не надо никогда замыкаться на каком-то определённом жанре. Камерная музыка или не камерная – это неважно. Важно чтобы музыка была правильная. Чтобы человек чувствовал, что эта музыка для него правильная. А какая она – это уже вторично.

Е.К. : Я лично камерную музыку люблю.

А.В. : Так этому же надо научить.

М.К. : Да, всему в нашей жизни приходится учиться.

Е.К. : Мы учились. Я закончил гнесинку.

А.В. : Это понятно. А как до других донести? В этой студии было несколько музыкантов из Америки, и разговор шёл о том, что у них не учат классической музыке так, как учат в России. У нас поддержка, практически, на государственном уровне. До сих пор музыкальные школы существуют. И плата не высокая за обучение. И при этом музыкальное воспитание не является приоритетным для большинства семей.

Е.К. : Это очень жалко, потому что советская музыкальная школа очень крепкая. И она лучшая в мире. И педагоги прекрасные, хоть и работают за копейки. Герои своего дела.

М.К. : Есть свои плюсы и минусы в таком подходе. С одной стороны, программы замечательные, которые методически сложились не годами, а десятилетиями. И эта не советская школа, а русская. Массовость огромная. А в результате? Я же помню, когда мы заканчивали институт, мы задавали себе вопрос, а зачем мы всем этим занимаемся. Когда в нашем обществе всем стал командовать «его величество доллар», у многих было потрясение. Многие мои приятели просто ушли из музыки и занялись бизнесом, торговлей какой-то. А вот в Америке и в других западноевропейских странах, там всё по-другому. Там это поддерживается на уровне подсознания массы людей. Да, школ музыкальных мало, да и традиций, прямо скажем, маловато. Но зато то что есть, те ростки… их так поливают, их так сдабривают! А возьмите наших музыкантов. Многие ли могут себя обеспечить? Можно пересчитать по пальцам двух рук. Большинство с трудом зарабатывают себе на хлеб. При этом являются музыкантами мирового уровня. А на западе немного по-другому. Важна золотая середина.

А.В. : Спасибо большое за то, что выкроили из своего репетиционного времени 20 минут.

М.К. : И вам спасибо. Всем слушателям спасибо. До встречи на концертах.